Tsarskoe Selo , Pushkin

Портал города Пушкина

Посетите Портал Царского Села, блистательного предместья Санкт-Петербурга     

=Царскосельская Газета=(Архив 2000-2004гг.)

  [Другие статьи этого автора]   [Другие статьи этой рубрики]

   Из номера: - Вторник, 14 августа 2001 года № 91(9265)

Возвращение блудного Сержа-2

Возвращение блудного Сержа-2    Известный пушкинский переводчик и тусовщик Серж Исаков ныне является популярным ведущим программы чикагских новостей на русском радио “Эхо Планеты — новые Горизонты” в Чикаго, штат Иллинойс. В 1995 году в “Царскосельской газете” был напечатан цикл из 25 статей под общим названием “Возвращение блудного Сержа”. Сегодня Сержу мучительно больно за ту туфтень, которую он написал об американской жизни, которой он не знал, поэтому он приносит извинения и начинает новый цикл, более приближенный к реальности. Статьи он гонит нам прямо по интернету специально для “Царскосельской газеты” и ее “Галерки”, потому как очень любит и газету, и родной город.
1. Летнее расслабление
по-чикагски
    Лето в Америке — пора нерабочая, точнее было бы сказать, не располагающее к работе, равно как и в каком-нибудь Париже, Лондоне и прочих отстойниках людских масс. Город Чикаго в этом смысле не является исключением, именно летом город, наконец, начинает показывать свое второе, как бы скрытое, лицо, превращаясь из города c “большими плечами”, который работает, в город-курорт, в котором все расслабляются. Ну почти как в Сочи, только вместо набережной — Navy Pier, вместо Черного Моря — озеро Мичиган.
    Лето расписано буквально по дням с июня по август — хотя количество мероприятий переваливает за добрую сотню, есть среди них святые, на которые грех не пойти, например, на Taste of Chicago, ежегодный праздник обжорства, длящийся неделю на 4th of July в Грант Парке — центральном месте тусования трудового народа. И, конечно же, фестиваль в Равинии для любителей музыкальной эстетики в сочетании с пикником на поляне.
    Что касается здешнего патриотического праздника, мне он нравится больше, чем старые домашние типа там Первомая или 7 Ноября (Первомай еще куда ни шло), когда по телевизору любили мы смотреть суровые военные парады на Красной Площади перед Мавзолеем с пушками и танками (вру, танков не было, но любили возить ракеты, демонстрируя тем же американцам, что, дескать, смотрите и трепещите, коли будете международный империализм насаждать, так мы вас замочим в два счета).
    Taste of Chicago располагает, прежде всего, своей ненавязчиво-животной обстановкой — можно прийти с компанией или даже в одиночку, закупить билетов, а дальше — идти вдоль рядов со жрачкой, расталкивая толстых черных женщин и толстых белых мужчин, набрать сразу побольше жрачки и пива, бадвайзера нахапать стаканов двадцать (на американских уличных праздниках только бадвайзер дают, в лучшем случае миллер), и все это принимать внутрь, чтобы к концу дня в организме накопилась энергия для вечера — а вечером в праздник нужно запастись звездно-полосатыми флагами и отправиться на салют. На салюте нужно принять еще дополнительно пару-тройку стаканов бадвайзера, размахивать флагами, а главное, погромче орать, солидаризируясь с остальным народом, под залпы и звуки патриотической музыки. Я надеюсь, вы знаете, какая здесь самая главная патриотическая музыка — правильно, угадали, увертюра американского композитора Глинки на тему войны 12 года — ее гоняют постоянно, также любят играть отрывками Петра Ильича Чайковского — главного американского композитора. Уже после салюта можно слиться с толпой, которая медленно вынесет вас из парка в сторону города, как на Первомае. Вернувшись на Мичиган авеню, вы можете в зависимости от обстоятельств либо 1) если вы приехали на трейне — зависнуть еще на пару часов в местном баре, чтобы размочить бадвайзер каким-нибудь хайнекеном или даже харпом (текилу после бадвайзера употреблять не рекомендуется) и 2) прогулявшись часок по городу, отправляться прямиком на паркинг — к тому времени основной треффик уже рассосется.
    В этом году на Taste of Chicago было намного спокойнее, чем обычно, и полиция особенно не волновалась: пиво после 8.45 вечера продавать было строго-настрого запрещено, и вообще упор был сделан на семейный отдых. В этом году, согласно данным полиции, намного меньше загребли в ментовку трудящихся за перебор напитков, а самым радостным для полиции оказался тот факт, что не было зафиксировано ни одной попытки организовать чемпионат по прыжкам в воду в Бэкингемский фонтан — традиционно любимое место ныряний для ныряльщиков под градусом. По морде тоже друг друга никто не бил, правда, долго обсуждали подробности драки, в которой одному гражданину пробили шею шашлычным шампуром, очевидно, в ходе фехтовального поединка на шампурах. Говорят, что гражданин этот убежал раньше, чем ему смогли оказать медицинскую помощь, и долго еще потом бегал по парку, распугивая народ.
    Конечно, помимо хлеба, на фестивале народу подбрасывают и кучу зрелищ, чтобы народ мог культурно развлекаться. Что мне больше всего нравится, так это — бесплатные концерты на Перилло Шелл — главной летней концертной площадке города. В этом году, помимо прочего, публику порадовали халявным концертом английской супер рок-группы YES, одной из самых концептуальных в истории мирового рок-движения. Я такое мероприятие пропустить не мог, с учетом того, что в группе этой уже два года на киборде наяривает русский парень из Москвы Игорь Хорошев. К слову сказать, один этот факт достоин того, чтобы о нем отдельно написать — впервые в истории морового шоу-бизнеса членом действительно выдающейся рок-группы стал русский парень. Там вкратце история была такая. Игорь учился в Москве вроде как в консе и фанател от YES, Genesis, King Krimson и прочих титанов арт-рока. Потом в совке осточертело ему сидеть и он в Америку подался, оказался он в Бостоне, где подрядился работать в одну фирму, специализировавшуюся на музыкальном софтвере. Парень сидел там, клепал музыкальный софтвер, а в свободное время упражнялся на киборде и тусовался с местными музыкантами. Попутно он на студии записывал свои собственные музыкальные опусы, и как-то раз ему выгорела удача. На одну из студий к местному звукорежиссеру забрел Джон Андерсон, бессменный лидер и вокалист YES, которому режиссер этот подбросил кассету с записью опусов Игоря (режиссер этот с Игорем корешился). Андерсон, прослушив запись, сразу выпал в осадок и потребовал этого русского парня к себе. В начале Игорю доверили записать небольшой подыгрыш на киборде во время записи очередного студийного альбома группы. Игорь, скумекав, что вот она, удача, сутками сидел дома и разучивал сложнейшие фортепианные партии песен YES, большинство их которых были исполнены в оригинале не менее выдающимся кибордистом группы Риком Уэйкманом, записавшим немало сольных альбомов. Потом же случилось вот что.
(Продолжение. Начало на 3-й стр.)
Был объявлен новый всеамериканский тур группы YES и группа должна была давать первый концерт где-то в Калифорнии. На первый концерт билеты были распроданы полностью, а за два дня до концерта, который должен был проходить на огромном стадионе, отличающийся непостоянством Рик Уэйкман неожиданно выкинул очередной фортель, объявив, что ему все надоело и он выступать с группой не будет, в том духе, что катитесь-ка вы ребята со своим туром, я поеду в Европу расслабляться и пиво пить. Рик Уэйкман и раньше постоянно выкидывал подобные фокусы: уходил, приходил, потом опять уходил. Он был для YES тем же самым, кем был в свое время Ричи Блэкмор для Deep Purple — с одной стороны бесконечный pain in the ass, а, с другой, без них эти две группы бы никогда не состоялись. Короче, нужно было срочно выходить из положения и стали немедленно звонить Игорю, дескать, давай брат, выручай, приезжай поскорее. Вот так Игорь стал членом группы Yes.
    Группа рубила в тот вечер классно, причем, к моему большому удивлению, многотысячная толпа по настоящему фанатела и половину песен распевала наизусть в унисон с солистом группы, а песенки у Yes, нужно заметить, не простые, а навороченные, их просто так, как какую-нибудь Калинку-Малинку, не споешь.
    Сразу после концерта я отправился в район бекстейдж, чтобы отловить Игоря и засесть с ним на всю ночь в каком-нибудь кабаке, беседуя о рок-н-ролле, но, увы, произошел облом — во-первых, сразу после концерта район бекстейдж оцепили местные секьюрити и никого не пропускали, во-вторых, уже после того, как я поймал дружелюбно настроенную черную деваху-секьюрити и она провела меня по местам за сценой, где разгуливала целая толпа представителей прессы, а также людей с 97.9 (The Loop) рок-н-ролльной станции, главного организатора концерта, так вот, в течение получаса не мог я ни от кого получить вразумительного ответа, выступал в тот вечер русский парень или нет. Наконец, после долгих расспросов, я наткнулся на одного фана, которого я сразу вычислил по старому конверту с лонг-плеем Yes, испещренному автографами членов группы — фан, как выяснилось, уже двадцать с лишним лет собирал автографы членов группы и ему оставалось получить последний автограф ударника для полноты коллекции. Фан, естественно, все знал и подтвердил, что Игорь на сцене был. Потом я еще долго и тщетно пытался выяснить, в каком отеле поселились музыканты — выяснить это оказалось сложнее, чем раздобыть код для запуска межконтинентальных ракет. На улице члены Йессовской команды обеспечения дружно паковали аппаратуру в огромные траки под наблюдением какого-то потца в черной футболке, к которому я и обратился с провокационным вопросом: “ Are you guys with the band?”, на что после напряженного “yes” сразу пошел конкретный наезд типа “тебе, чувак, что здесь нужно, давай канай отсюда и по-быстрому”.
    Короче, настроение на весь остаток вечера было испорчено. Медленно меня вынесло на Мичиган авеню и понесло в сторону паркинга. Можно было, конечно, с горя прокатиться на гондоле по Чикаго ривер. Спасибо мэру Дейли за то, что решил-таки превратить Чикаго в мидвестовскую версию Венеции.
    Тут я почему-то подумал о городе большого яблока, о героях, преодолевающих все преграды на пути к заветной цели. В Нью-Йорке в этом году на 4 Июля организовали парад судов со всего мира, получившивй название Оп Сейл — так вот, помимо всяких яхт, баркасов и даже авианосцев, в параде этом участвовала украинская шхуна под звучным названием “Батькывщина”. Капитан же этой самой Батькывщины, Дмитро Бирюкович, бравый морской волк за 60, оказался по-настоящему рисковым парнем. На своем 90-футовом бывшем рыбном траулере вышел он в дальний путь аж из самого Киева вниз по Днепру. Поскольку предприятиве это долго рекламировали в местных средствах массовой информации, уже на следующий день после того, как Батькывщина оправилась в путь, дом капитана в Киеве обчистили. На Нижнем Днепре перед выходом в Черное море шхуна попадает на мель и ей отрезает часть киля. Отважный капитан продолжает путь и уже в Средиземном начинаются страшные шторма, вся команда страдает морской болезнью, внезапно им отключают спутниковый телефон — в тот момент, когда Батьковщыну болтало в Средиземном, спутниковую компанию-провайдера перекупила другая компания, которая отказалась подключить избитым штормами мореплавателям спутниковый телефон — остаются путешественники с одной лишь рацией. Уже в Атлантике возле Канар ломается судовое радио и в течение 16 дней шхуна плывет по компасу без какой-либо связи с внешним миром. Береговая охрана США, обеспокоенная пропажей Батькывщины, рассылает всем проходящим в районе судам сообщение тревоги и высылает самолеты С-130 на поиски траулера. В конечном счете шхуна доплывает до Америки где-то в районе Норфолка. Что делать дальше — денег нет, а нужно добраться до Нью-Йорка. И шхуну превращают в плавучую сувенирную лавку, благо, предусмотрительный капитан перед выходом в плавание набивает судно до отказа ходовым товаром, как-то: шапки из искусственного меха; майками с надписью McLenin и, наконец, самым горячим товаром — наборами расписных матрешек: самая большая матрешка —Билл Клинтон, внутри поменьше — Моника Левински, еще меньше — Пола Джонс, самая маленькая — первая леди и, наконец, самая крошечная матрешка — сигара. Короче, до Нью-Йорка благополучно доплыли и даже стали героями дня.
    Что еще веселого летом в городе происходит? В июне — парад геев и лесбиянок, который этим летом собрал рекордную толпу, в основном туристов, заполонивших тротуары вдоль улиц Халстед и Бродвей, балконы и улицы прилегающих домов. Собственно, парад этот уже давным-давно перешел из разряда полуподпольных экстремистских actions в разряд развлекательных шоу для народа. Начиналось ведь все действительно с политического протеста, после того, как в 1969 году геи столкнулись с полицией в Нью-Йорке в отеле Stonewall Inn. Парад в этом году посетило еще большее количество местных политиков, среди которых были даже кандидаты в Конгресс, включая представителей от обоих партий. Один из лоббистов республиканцев Крисс Стоун заявил, что для того, чтобы сходить на парад, политику не требуется большого ума. Вот в Нью-Йорке гордые республиканцы на парад в этом году не пошли, в то время как правильно ориентированная Хиллари Клинтон на парад пошла и даже промаршировала в первых рядах, так что не видать теперь в Нью-Йорке республиканцам голосующих за них противоположно ориентированных.
    Сами участники шоу, как обычно, развлекали народ танцами, плясками и прочими фановыми штучками — так, группа пловцов-геев поливала во время движения народ водичкой, какие-то дяди в камуфляжах потрясали винтовками в унисон, выкрикивая решительные лозунги, и то там, то здесь наблюдались картины того, что на языке правопорядка называется “publik nuditu”, что в переводе означает — “повсюду мелькали голые зады”.
    Погруженный в мысли о многообразии летнего развлекалова в столице мидвеста, я добрел до подземного паркинга. Продолжить прогулку или ехать домой — в моем мозгу отчаянно боролись две противоположных мысли. Нет, гулять по даунтауну стало нынче опасно — последнее время все чаще и чаще стали падать с небоскребов на мостовую кирпичи, правда, не всегда на голову, но все равно боязно. Этим летом от одного здания, расположенного по улице LaSalle, отвалилось аж 1600 паундов гранитной облицовки, т.е. сразу на много кирпичей потянуло. Хорошо, что внизу в этот момент никто не проходил, дело было вечером. Но тут вдруг мысль о падающих на землю кирпичах потянула за собой еще одну мысль-воспоминание о том, как одной женщине в прошлом году среди бела дня отвалившимся куском стекла от здания в даунтауне отрезало голову — это вам похлеще, чем у Булгакова, будет. Поеду -ка я лучше домой от греха подальше, решение пришло само собой.
    Горела вечерними огнями Мичиган Авеню. Лето в городе продолжалось.
Серж Исаков
(Продолжение следует)



На предыдущую страницу

Рецензии читателей

Поделитесь своими мыслями о статье и/или оцените автора...

Ваше имя:

Город:

Оценка автору:


Одним нажатием...

Рецензии:
Реклама:
Место сие лицезрело
877782
читателей!

Размещение рекламы







САЙТ АДАПТИРОВАН ДЛЯ ПЕЧАТИ НА ЛИСТЕ А4
Сайт адаптирован для печати
Как настроить печать !

Яндекс.Метрика