Tsarskoe Selo , Pushkin

Портал города Пушкина

Посетите Портал Царского Села, блистательного предместья Санкт-Петербурга     

=Царскосельская Газета=(Архив 2000-2004гг.)

  [Другие статьи этого автора]   [Другие статьи этой рубрики]

   Из номера: - Вторник, 24 октября 2000 года № 123 (9148)

И божество, и вдохновенье...

И божество, и вдохновенье...    В канун лицейской годовщины состоялась традиционная церемония вручения Царскосельской художественной премии. Эта необычная творческая награда имеет уже восьмилетнюю историю, в которой блистают имена лауреатов, победителей, членов жюри, превращая вручение Царскосельской премии в событие мирового значения.
    Лауреатами 2000 года стали — певица Галина Вишневская, актриса Алиса Фрейндлих, композитор Исаак Шварц, поэт и композитор Юрий Шевчук, клоун Вячеслав Полунин, общественный деятель, праправнучка А. С. Пушкина Александра Аберкорн, художник, литератор, музыкант Линда Йонненберг, ювелир Андрей Ананов, меценат Сергей Осинцев.И божество, и вдохновенье...    Первой на торжественную церемонию прибыла Галина Павловна Вишневская. Ее гордый профиль императрицы русской сцены успели увидеть пушкинцы, подошедшие в тот вечер к лицейскому крыльцу. Когда она вошла в парадный зал Лицея, еще пустынный, притихший в ожидании праздника, показалось, что издалека доносится волшебный голос пушкинской Татьяны... Эта роль Галины Вишневской вдохнула когда-то живое дыхание любви в этот классический оперный образ. Голос Вишневской стал символом независимого искусства и самой творческой судьбы. Формула награждения не исчерпывает заслуг и таланта. Однако, конечно, вручая награду “за уникальный голос, покоривший мир”, певицу чествовали за судьбу, достойную легенды. Представляя блистательного лауреата, Сергей Некрасов, директор музея А. С. Пушкина и традиционный ведущий торжественной церемонии, отметил, что “Галина Вишневская всегда высоко несла миссию человека, олицетворяющего русское искусство”. Однако, вряд ли кто-нибудь еще так внимательно, с искренней радостью и благодарностью воспринимал все мгновения долгого вечера. Принимая подарки, поздравления, цветы, певица оставалась восхищенной почитательницей поэзии и Царского Села. Как призналась Вишневская, по дороге в Царское Село сама собой пришла на память пушкинская строчка “Унылая пора. Очей очарованье...”
    — Я начинала в Ленинграде творческую жизнь... Шла с войсками по ленинградским дорогам войны. И никогда не забывала тех мест. Я счастлива, что теперь часто бываю здесь...
    Вишневская улыбалась гостям, и, принимая символ Царскосельской премии — скульптуру Екатерины II — вглядывалась в образ владелицы Царского Села, словно вспоминая собственную роль...
    И божество, и вдохновенье...Сюрпризом нынешней церемонии стал подарок ювелира Андрея Ананова (кстати, тоже новоиспеченного лауреата), предназначенный каждой даме, удостоенной в этот день Царскосельской премии. Мастер новой эпохи ювелирного искусства преподнес “царицам бала” — Галине Вишневской, Алисе Фрейндлих и Линде Йонненберг крошечные пасхальные драгоценные яйца, заключенные в автобиографической книге Ананова. Директор Государственного Эрмитажа назвал Андрея Ананова “самым знаменитым ювелиром, социальным явлением и литературным персонажем”. Действительно, талантливые руки ювелира (одна из которых носила в этот вечер гипс на большом пальце) принесли российскому ювелирному искусству новую славу. И божество, и вдохновенье...И Царскосельская премия знаменитому ювелиру была вручена “за возрождение русского ювелирного искусства”. За десять лет работы из небольшой фирмы Ананов возродил ювелирное дело, добившись невероятного успеха и признания, потеснил ряды западных ювелиров, поддержал славу Фаберже. Хотя, по словам Пиотровского, Ананов не столько продолжает дело Фаберже, сколько прославляет петербургский стиль.
    Но недаром Царскосельская премия обладает девизом “от художника художнику”. Лауреат 1996 года художник Резо Габриадзе передал для каждого мужчины-лауреата (видимо, поддержав щедрый жест Ананова) свои знаменитые рисунки пушкинского графического цикла.
    С трагической и пленительной пушкинской эпохой переплетаются мелодии старейшего петербургского композитора Исаака Шварца. В прошлом году Шварц сопровождал своей музыкой выступление Елены Камбуровой, героини тогдашней церемонии. А теперь легендарный композитор тоже стал лауреатом Царскосельской художественной премии — “за уникальное собрание романсов на стихи русских поэтов XIX-XX веков”. Приветствуя Шварца, известный петербургский режиссер Александр Белинский сказал композитору: “Тебя поют все — от бардов до оперных певцов...” И, наверное, в эти минуты каждый повторял знакомую мелодию вслед за исполнителями — Наталией Гоноховой и Виталием Псаревым.
    На мгновение оставив рояль, Шварц подошел к микрофону и обратился к Вишневской:
    — Я счастлив, что здесь присутствует великая актриса и певица. Никто не спел с такой признательностью и драматизмом, как вы, романсы Чайковского... Это одно из самых ярких впечатлений для меня... Я мечтал, чтобы вы спели мои романсы, хотя я их еще не написал...
    Вслед за патриархом Петербургского музыкального искусства Царскосельской художественной премии была удостоена молодая поэтесса и художница, одухотворенная надежда и вдохновение XXI века — Линда Йонненберг. В серебристом бесконечном, словно чешуя русалки, платье, подчеркнувшим юный возраст, высокий рост и трогательно-экстравагантную стрижку — Линда, казалось, вот-вот получит титул “мисс Серебряный век”. Однако, премия Линды вполне серьезно оправдана книгами, выставками, участием в альбоме “Петербургские голоса”. Стоит, возможно, согласиться с художником, писателем и “митьком” Виктором Тихомировым, что “премии присуждаются на небесах, что эта премия Линду окрыляет...”
    Если для Линды Йонненберг Цар-скосельская премия явилась первой творческой наградой, то Алиса Фрейндлих за последние две недели словно в пору звездопада, получила сразу несколько премий, в том числе премию “Кумир”. И все же в Царском Селе, приветствуя замечательную актрису, кажется, чествовали саму поэзию. Недаром Алиса Фрейндлих, символ театрального Петербурга, была удостоена Царскосельской художественной премии “за поэтический спектакль “Гори, гори, моя звезда”. В ответ на слова любви, восхищение, признательности Александра Володина, Александра Белинского, профессора театральной академии Льва Гейдельмана, актриса с улыбкой обещала своим зрителям “начать новую по энергии творческого наполнения жизнь”.
    — Эти стены лицейские хранят поэтическую энергию, энергию главного жреца поэтического слова...
    Замечательная петербургская актриса была награждена одним из символов Царскосельской премии — бронзовой скульптурой Осипа Мандельштама. И вернулся в Лицей Мандельштам, живший здесь в 1926 году, когда зазвучали его стихи — о творчестве, о судьбе...
    Превратности творческой судьбы не позволили прибыть на церемонию двум лауреатам 2000 года. Выступает на европейском фестивале клоун Вячеслав Полунин, удостоенный Царскосельской премии за спектакль “Шоу снов”. Не приехала из-за травмы герцогиня Александра Аберкорн, праправнучка А. С. Пушкина, награжденная за поддержку русской культуры. Однако, “знамя поддержки” подхватил молодой меценат Сергей Осинцев, получивший Царскосельскую премию за активную меценатскую деятельность. Одной из недавних акций Осинцева стало восстановление погибавшего особняка Александра Брюллова, где сегодня расположен колледж искусств. Кроме того, меценат известен огромной благотворительной работой по поддержке молодых музыкантов, помощью в реставрации Янтарной комнаты, организацией благотворительных вечеров, книгоиздательской деятельностью. И премия мецената Блотнера, присужденная меценату Осинцеву, стала, наверное, символом возрожденных традиций российского меценатства. Одним из сюрпризов вечера стала роскошная шуба, сшитая по старинным лекалам, “сестра” шубы мецената Мамонтова, подаренная Осинцеву земляками из Сибири.
    Но за окнами Лицея темнела царскосельская осень. А с некоторых пор осень, петербургская ли, московская, — обрела голос Юрия Шевчука. Однажды Шевчук совершил поистине “лицейский” поступок. Найденную в Таджикистане уникальную русскую книгу XVIII века поэт и композитор передал Дмитрию Сергеевичу Лихачеву, в Пушкинский дом. Царскосельская премия присуждена тоже за книгу — поэтический сборник “Защитники Трои”. Но голос Шевчука все же прозвучал в Лицейском зале — его “Новое сердце” согрело души и легендарных музыкантов, и гостей, и хозяев царскосельского вечера.
    Уникальным подарком, который достигнет сердце каждого читающего царскосела и петербуржца, стала книга Николая Пущина “Мир полон любовью. Дневники и письма”. Это издание, представленное внучкой Пущина А. Г. Каменской, одновременно явилось и торжеством справедливости, и наградой лауреатам, и дипломантам Царскосельской премии.
    С безмолвным достоинством участвовал в церемонии “виновник” торжества” Борис Блотнер. Но в финале Царскосельской церемонии он и сам был удостоен награды — медалью Палермо от имени представителя итальянской культуры и бизнеса.
В. Коршунова
Фото М. Горскова
И божество, и вдохновенье...И божество, и вдохновенье...

На предыдущую страницу

Рецензии читателей

Поделитесь своими мыслями о статье и/или оцените автора...

Ваше имя:

Город:

Оценка автору:


Одним нажатием...

Рецензии:


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript


Для нормальной работы включите Javascript
Реклама:
Место сие лицезрело
66730
читателей!

Размещение рекламы







САЙТ АДАПТИРОВАН ДЛЯ ПЕЧАТИ НА ЛИСТЕ А4
Сайт адаптирован для печати
Как настроить печать !

Яндекс.Метрика