Tsarskoe Selo , Pushkin

Портал города Пушкина

Посетите Портал Царского Села, блистательного предместья Санкт-Петербурга     

=Царскосельская Газета=(Архив 2000-2004гг.)   [Другие статьи этого автора]   [Другие статьи этой рубрики]

   Из номера: - Среда, 24 июля 2002 года № 57 (9378)

Светлой памяти...

Светлой памяти...Мне письма написать
не представилось случая,
чтоб проститься с тобой,
да добра пожелать.
Ю. Борисов
    18 июля исполнилось 12 лет со дня смерти Юрия Борисова. Это имя сейчас помнят разве что меломаны-любители творчества Валерия Агафонова. При этом мало кто знает, что Валерий и Юрий были друзьями молодости. Волею судеб и ежедневным трудом один из них стал талантливейшим автором музыки и текстов т. н. “белого романса”, а другой — их выдающимся исполнителем.
     Для того, чтобы “создать” и исполнить романс так, чтобы это трогало душу и сердце, мало умения владеть рифмой, да и хорошего голоса тоже мало: в искусстве есть нечто большее — здесь нужно быть личностью. Помимо высокой техники, нужна еще органичная, неподдельная способность сострадания, а для этого надо многое пережить самому. Страданий в жизни хватало обоим, почему их жизни так рано и оборвались. Агафонов умер в 43 года — отказало сердце. Борисов позднее — в 45. В последние годы жизни (так уж получилось) их пути разошлись, и, как выяснилось позже — уже навсегда. Вот почему родился на белый свет еще один романс, и его щемящие душу строки, обращенные уже не к слушателю, а к нежданно ушедшему другу: “Что ж ты мои ожидания... встречею не разрешил?”
    Первые и увы, посмертные пластинки Агафонова с романсами Борисова вышли еще при жизни Юрия, но жизнь его — не изменили. Как и ранее, он все так же перебивался с “хлеба на квас”, хотя, конечно же, среди иных напитков квас у него стоял на последнем месте. Он не был тщеславен и по жизни выделяться не любил. На его пристрастие к музыке указывала лишь гитара, с которой он практически не расставался. Каждый его день начинался с сигареты — и сложной пьесы, которую он непременно играл поутру — для разминки. Он был гитаристом-виртуозом, но любил не аккомпанемент, а высокую классику. Его обширный репертуар и высочайший класс игры отмечали зарубежные гитаристы — тогдашние почетные гости нашего государства. Он не был аскетом, и любил простые радости жизни, но из изысканных блюд у него было только одно — творчество. Творчество, посвященное трагическим страницам нашей истории — Гражданской войне, эмиграции и “белому движению”. Многие участники этого движения сложат свои головы на полях сражений, а уцелевшие навсегда покинут свою Родину и будут рассеяны по всему зарубежью. Эта тема — тема офицерской чести, верность долгу и присяге, Царю и Отечеству всегда была как бы “под полузапретом”. Но это была его тема, и он осветил ее с любовью и блеском.
    Человеку творческой профессии признание необходимо, как воздух. К Борисову оно пришло слишком поздно. Несколько концертов, успех, и — медленное угасание. Он умер от туберкулеза, который получил на зоне, где пребывал за “тунеядство”.
    Как быстро летят годы. Давно ли он приезжал в Пушкин... Звонок в дверь — и за нею на площадке две улыбки: одна — борисовская, а другая — его жены Любы. Так вот он и запомнился: не гитарной игрой, хотя иной раз его просто заслушаешься. Не пением романсов и чтением стихов. Нет. В память он вошел именно улыбкой: всегда открытой, иной раз чуть смущенной, но — неизменно дружелюбной!
    Он жил — не броско, и ушел — незаметно. Вслед за ним ушла “куда-то” и его любимая гитара, а стихи и записи — разошлись по друзьям. Но навсегда осталось наше с вами драгоценное наследство — его берущий за душу “белый романс”. Как здесь не вспомнить слова знаменитого русского писателя, нобелевского лауреата и эмигранта Ивана Бунина: “От жизни человечества, от веков, поколений, остается на земле только высокое, доброе и прекрасное, только это. Все злое, глупое и низкое не оставляет следа: его нет, не видно. А что осталось, что есть? Лучшие страницы лучших книг, предания о чести, о совести, о самопожертвовании, о благородных подвигах. Чудесные песни и статуи, великие святые могилы, греческие храмы, готические соборы, их райские дивные стекла, органные громы и жалобы...” Здесь говорится о чудесных песнях, но ведь старинный русский романс — это и есть песня-чудо, и искусство романса, как сфера глубоко личных человеческих переживаний, будет жить вечно и умрет вместе с человечеством.
    Одна из золотых страниц высокой поэзии русского романса навечно заполнена Юрием Борисовым.
    Светлая ему память.
Ю. Гайдуков,
А. А. Абрамичев
    На снимке: Ю. Борисов в роли поручика на съемкак не вышедшего на экраны фильма «Жизнь Клима Самгина».


На предыдущую страницу

Рецензии читателей

Поделитесь своими мыслями о статье и/или оцените автора...

Ваше имя:

Город:

Оценка автору:


Одним нажатием...

Рецензии:
Реклама:
Место сие лицезрело
719301
читателей!

Размещение рекламы







САЙТ АДАПТИРОВАН ДЛЯ ПЕЧАТИ НА ЛИСТЕ А4
Сайт адаптирован для печати
Как настроить печать !

Яндекс.Метрика