Tsarskoe Selo , Pushkin

Портал города Пушкина

Посетите Портал Царского Села, блистательного предместья Санкт-Петербурга     

=Царскосельская Газета=(Архив 2000-2004гг.)

  [Другие статьи этого автора]   [Другие статьи этой рубрики]

   Из номера: - Среда, 4 сентября 2002 года № 69 (9391)

По следам академика архитектуры

По следам академика архитектуры    Памятнику Неелова-отца еще повезло — все-таки дали знать о находке (см. “ЦГ” №№ 31, 32, 40). А вот найденному в мае 2001 года при рытье очередной могилы в самом сердце Кузьминского кладбища надгробию академика архитектуры была уготована иная участь. Внушительных размеров, из черного гранита памятник со следами второй мировой, не приглянувшийся здешним камнетесам-монументалистам (по словам работников кладбища), сотрудники одного из мостоотрядов, хоронивших своего прежнего руководителя, транспортировали вместе с мусором за кладбище на свалку, куда вывозится всякий ненужный хлам. Вспомнили о нем лишь при досужих расспросах в связи с обнаружением старого надгробия В. И. Неелову в августе того же года: “Что Неелов, вот недавно памятник аж академику архитектуры откопали”. Конечно, такое запоздалое сообщение не могло не заинтересовать краеведа — любителя архитектуры. К сожалению, кладбищенские люди, сугубо практические, далекие от подобных интересов, несмотря на усиленные расспросы, так и не сумели вспомнить главного — фамилию и дату смерти усопшего. Правда, кое-что все-таки удалось прояснить в памяти — похоронен вместе с супругой 150-170 лет назад, фамилия русская, типичная и даже вроде как высокородная. Но ни одна из перечисленных фамилий более или менее известных архитекторов Царского Села середины XIX века с русской фамилией не была узнана. Да и звание академик само по себе мало о чем говорило. Это не академик в сегодняшнем понимании. Такое почетное звание получали успешно окончившие академию художеств, получившие высокую оценку за свои дальнейшие художества, одаренные, как правило, начинающие художники-архитекторы. Ничего не дало изучение длинного списка выпускников академии, среди которых академиков предостаточно.
    Поиски памятника среди нагромождений земли и мусора, скрытых за лето зарослями сорняков-акселератов, оказались тщетными. Да и было ли искомое там, несмотря на все заверения, не ложный ли это след? Был, конечно, и другой путь разыскать тот мостоотряд. Однако, возникали сомнения: ежели прихватили с собой, а может быть, и использовали уже — так признаются ли в таком случае? К счастью, опасения оказались напрасными. Не выкинули такой монолит ценного гранита, на дороге не валяется (валяется на кладбище, фактически без охраны), так пусть лучше полежит под охраной на базе отряда, пригодится еще. Там и пребывает по сей день предмет последней памяти загадочному академику в ожидании своей дальнейшей судьбы. А она у него, по всей видимости, более туманная, нежели у старого надгробия В. И. Неелову.
    На израненном войной надгробии не полностью, но все же читаемы скупые строки: “Академик Адриан Васильевич Кокорев род. 26 августа 1810 — сконч. 3 марта 1877 года на 67 году жизни”.
    По следам академика архитектурыСын придворного камер-лакея Адриан Васильевич Кокорев поступил в Академию художеств в Санкт-Петербурге в 1821 году. Годы учебы в академии протекали довольно успешно, в последние предвыпускные годы его работы не раз удостаивались высокой оценки, в 1830-м — двумя серебряными медалями, в 1832-м — одной серебряной и в 1833 году — двумя золотыми за “Проект дома для жительства богатого помещика в собственном имении”. В том же году по окончании академии он был выпущен в звании художника XIV класса. В 1838 году Адриан Кокорев в качестве архитектора 1-й гимназии (ул. Правды, 11) участвует в перестройке и расширении здания гимназии, осуществляемой по проекту Н. Л. Бенуа. В том же году он построил жилой флигель по Кузнецовскому переулку, 23 (левая часть существующего сегодня здания), усадьбу в Царском Селе. В 30-х годах XIX века он перестраивает корпуса Благородных лиц пансиона для Александровского кадетского корпуса в Царском Селе, отсюда и название бульвара Кадетский. Видимо, он же в эти годы спроектировал и построил дом на углу Московской и Церковной улиц, перестроенный в 70-х годах архитектором Видовым, а не В. В. Кокоревым (по данным ГИОП), т. е. его брат Василий, не имеющий соответствующего образования и практики. В 41-м году перестроил жилой дом Ларинской гимназии на 6-й линии Васильевского острова. Очевидно, за все эти проектно-строительные работы в 1841 году ему присуждают звание назначенного (в академики), а в 1849-м — почетное звание академика, дающее право на преподавательскую деятельность в стенах академии. К сожалению, остается мало изученной деятельность А. В. Кокорева в 40-х годах. Однако в 1850 году его назначают главным архитектором Гатчины. Этот высокий пост он занимает на протяжении двадцати лет, вплоть до выхода в отставку в 1870 году. В эти годы он обновляет и модернизирует старые городские постройки, строит новые, в том числе по собственным проектам возводит здание дворцового управления (ныне гостиница), а в 1868 году — так называемый съезжий дом — полицейское управление с пожарной каланчой — двухэтажное здание с башней, типичное для малых городов России, строение, не лишенное своеобразия и привлекательности. Съезжий дом наряду с двумя соборными церквями, как полагалось в старину, представал архитектурной доминантой центра города. И что ценно, не менял своего первобытного назначения — по сей день здесь размещается милицейское управление. Здание это и как памятник архитектуры охраняется государством. В 70-х годах, уйдя на заслуженный отдых, Адриан Кокорев вместе с семьей, по всей вероятности, возвращается в родные пенаты — “Усадьбу в Царском Селе”, когда-то им спроектированную и построенную, где он и уходит из жизни на 67-м году от роду, погребенный в родовом склепе на Кузьминском кладбище. Найденное надгробие — подтверждение тому. Здесь же нашли последний приют его многочисленные родственники, граждане Царского Села.
    Кокоревы в Царском Селе — очень даже известная фамилия. Сегодня она больше ассоциируется с особняком Кокорева на Московской улице, с бывшей там художественной галереей и, конечно, его хозяином с инициалами как у академика. Но то другой Кокорев — Александр Васильевич — купец I гильдии, любитель и коллекционер произведений искусств. Сын еще более известного Кокорева Василия Александровича (1817-1889) — богатейшего купца, промышленника — основателя первой российской акционерной нефтяной компании, экономиста и общественного деятеля, публициста, покровителя искусств и мецената, притом большого оригинала с широкой русской натурой, покровителя всяческих художеств, собирателя произведений искусств. Фамилия его в XIX веке даже стала именем нарицательным как Строганов, Третьяков, Мамонтов и другие подобные товарищи по духу и роду деятельности. В особняке на Московской, построенном в начале 20 века придворным архитектором С. Данини, были собраны многие произведения живописи, скульптуры, антикварные вещи во вкусе отца и сына Кокоревых. В том числе картина с интригующим автографом — В. Кокорев.
В. Панов
На снимках: надгробие Кокорева на свалке; съезжий дом в Гатчине
(Окончание следует)


На предыдущую страницу

Рецензии читателей

Поделитесь своими мыслями о статье и/или оцените автора...

Ваше имя:

Город:

Оценка автору:


Одним нажатием...

Рецензии:
Реклама:
Место сие лицезрело
66464
читателей!

Размещение рекламы







САЙТ АДАПТИРОВАН ДЛЯ ПЕЧАТИ НА ЛИСТЕ А4
Сайт адаптирован для печати
Как настроить печать !

Яндекс.Метрика